Знаковые личности в мире моды: Кристобаль Баленсиага, Эльза Скиапарелли, Кристиан Диор

 ЮЛИЯ ИШИМОВА

Без знания прошлого невозможно будущее. Мы можем отрицать влияние корней, воспитания и того окружения, в котором нам суждено было появиться на свет, но эти факторы неизменно отражаются на жизни, помогают осознать себя в этом мире и найти свой путь. Революционеры, экспериментаторы, гении моды, чьи имена заслуженно закрепились в истории, осознанно или бессознательно обращались к собственным воспоминаниям, культуре и традициям их страны. Редакция GREY CHIC Magazine расскажет о трех величайших кутюрье XX века, которые изменили не только моду и искусство, но и в целом восприятие женского тела, но при этом оставались все теми же детьми, впитавшими образ своей матери, дома, вдохновленные юношескими увлечениями и бегущими от своих детских страхов.

КРИСТОБАЛЬ БАЛЕНСИАГА

 I

fashion

Родиной Кристобаля Баленсиаги Эйсагирре был небольшой баскский город Гетария на берегу Бискайского залива. Он появился на свет в семье рыбака и швеи в 1895 году. Его родители, Хосе Баленсиага Басурто и Мартина Эйсагирре, жили довольно скромно и не стремились прививать будущему кутюрье вкус. Однако мастерство шитья и аккуратность отделки он наблюдал с самого раннего детства. Когда Кристобалю было 11 лет, его отец умер от кровоизлияния в мозг, и матери пришлось устроиться на работу швеей, чтобы содержать детей — помимо Кристобаля в семье было еще два ребенка. Баленсиага проводил много времени с матерью, всматриваясь в ее работу и неосознанно запоминая все тонкости.

Одной из клиенток была маркиза де Каса Торрес, чей муж нанял Мартину на летний сезон помогать его жене приводить привезенные из Парижа новые платья в порядок. Маркиза де Каса Торрес восхищала Баленсиагу своей неподдельной элегантностью и изяществом, а ее всевозможные наряды, с которыми имела дело его мать, уже тогда бесповоротно склонили его в сторону мира моды. Маленький Кристобаль, часами ожидая Мартину в роскошном дворце семейства, бродил между полотнами Веласкеса, Эль Греко, Гойи, Пантойи де ла Крус. Их влияние будет прослеживаться на протяжении всего творчества будущего гения моды.

Великие художники эпохи Возрождения, Средневековья и XVIII века, к которым ему посчастливилось прикоснуться в юном возрасте, были неизменным источником вдохновения. Исторические мотивы нередко присутствовали в его творчестве, например, в коллекции 1950 года наколки из перьев отчетливо напоминали прически придворных дам с картин Веласкеса. Многие работы отсылали к одеждам, изображенных на портретах великих испанских художников: Коэльо, Сурбарана, Веласкеса, Гойи.

Гражданская война в Испании вынудила Баленсиагу в 1937 году переехать в Париж, где модельер показал свою дебютную коллекцию на тему испанского Ренессанса. А цвета, позаимствованные с полотен Эль Греко — насыщенно-алый, припыленный зеленый и как будто электрический голубой — в 1940-е вызвали всеобщий восторг на парижском показе. При этом Баленсиага не занимался вариациями на тему исторического костюма, его творения были экспериментаторски-смелыми и отражали дух своего времени.

Баленсиага работал согласно истинно испанской традиции и собственному взгляду на местную женщину. Его всегда привлекала стать и сдержанность, свойственные испанке начала XX века, и он отражал это в творчестве. По его мнению, платье должно лишь намекать на то, что находится под ним, а не открыто демонстрировать все части тела. Наряды никогда не выполнялись из тонкого прозрачного шифона. Вместо него модельер предпочитал плотный шелк, который трансформировал тело женщины, похожее на католическую скульптуру — чисто испанское отношение к ткани. Коллекции Баленсиага были изысканными и исполненными достоинства, в них преобладал «испанский» цвет — черный, который сочетался с драматичным красным, коричневым и темно-зеленым.

Любовь к искусству и культуре Испании проходит через все творчество Баленсиаги. Он лавирует между строгостью и плавностью линий традиционного католического платья и воздушными оборками и воланами юбки танцовщицы фламенко. Кутюрье с детства завораживала коррида и уже, будучи хозяином собственного Дома, он создает роскошные болеро с вышивкой и пайетками в стиле костюма тореадора. Одно из значимых изобретений Кристобаля — баска. Изначально она была элементом мужского костюма басков, а позже перешла и в женский наряд. Но именно Баленсиага сделал эту деталь частью современного гардероба.

Модельер никогда не считал себя новатором. Он умело работал с историей своей страны, брал лучшее из искусства и культуры, добавлял к этому опыт шитья, который привила ему мать, и доводил свои творения до совершенства. Его гений заключается именно в уникальной интерпретации и трансформации наследия и традиций, которые он впитывал с детства и обращался к ним на протяжении всей жизни.

ЭЛЬЗА СКИАПАРЕЛЛИ

I

fashion

Модельер Эльза, которой всю жизнь было суждено шокировать и восхищать, родилась в 1890 году в Риме в родовом дворце Палаццо Корсини. Особняк, когда-то принадлежавший роду Корсини, был выполнен в стиле эпохи Возрождения. Однако вся мебель — пример римского варианта рококо, отличающегося изобилием декоративных элементов. Во дворце существует комната, полностью оббитая, по задумке прежних владельцев,  в розовый шелк, где маленькая Эльза любила проводить время. По одной из догадок, именно там зародился сенсационный shocking pink Скиапарелли. В этом невероятной красоты сооружении девушка провела 20 лет своей жизни, окруженная книгами, искусством и роскошью.

Происхождение Эльзы Скиапарелли определило ее нестандартное мировоззрение и неограниченную свободу взглядов, свойственные ей с раннего детства. Ее родители были потомками богатейших итальянских семей. Мать — сицилийская аристократка из рода Медичи, дочь советника правителя Египта. Отец — аристократ из Рима, историк искусств, заведующий королевским архивом и библиотекой. Маленькая Эльза воспитывалась в строгости и дисциплине, которые, по мнению ее родителей, были необходимы знатной юной леди. Жизнь, полная запретов и ограничений, тяготила будущего модельера, и она часто сбегала в библиотеку отца, где часами рассматривала книги об истории искусств, философии, музыке, архитектуре, о путешествиях в экзотические страны, невиданной флоре и фауне мест, в которые мечтала попасть.

Единственным, казалось бы, понимающим непохожесть Эльзы на всех остальных, ее экстраординарный ум и впечатлительность, был дядя — известный астроном, открывший «каналы» на Марсе и убежденный в существовании жизни на других планетах. Он испытывал нежные чувства к непоседливой племяннице и, увидев однажды на ее лице созвездие Большой Медведицы, предрек великое будущее. В те времена, когда еще никто не осмеливался думать о космосе, о достижимости звезд, Эльза жила в уверенности, что на других планетах живут подобные нам существа. Она заинтересованно разглядывала далекое звездное небо и верила, что все возможно. Одержимость космосом осталась с Эльзой на всю жизнь и отразилась в коллекции Zodiac 1938 года.

Глубоко образованная с самого детства, она, к огорчению родителей, была неспокойным ребенком. При любой возможности Эльза проявляла самобытный и противоречивый дух. Однажды мать упрекнула дочь, что она не так красива, как ее сестра, и маленькая Скиап (так вскоре ее будет называть весь Париж) засыпала себе в уши, нос и горло семена цветов в надежде, что они распустятся на ее лице прекрасным садом и сделают ее менее уродливой. Сады не распустились, но любовь к цветам Эльза сохранила до конца жизни и выразила в своем творчестве.

Двоякость ее существования — жесткое воспитание невероятно богатых родителей, с одной стороны, и безграничная свобода творчества и образования, с другой — навсегда оставило в Эльзе стремление к бунту, нарушению запретов, непослушанию и разрушению стереотипов. Но делала она это, как полагается выходцу из высшего света, с должным размахом и эксцентричностью. Это стремление привело ее к сюрреалистам — долгое время Скиапарелли сотрудничала с Сальвадором Дали и Жаном Кокто.

Воспитанная на искусстве, Эльза восхищалась художниками и их талантом. Первый в истории тандем модельера и живописца случился между Скиап и Дали. По эскизам сюрреалиста Эльза создала множество поразительных творений: черная шляпа в форме башмака с фетровым каблуком и шляпа в виде бараньей отбивной, перчатки с накладными цветными ногтями, коктейльное платье с рисунком большого омара на юбке, жакет с карманами в виде выдвижных ящиков, сумка-телефон, пластиковое ожерелье с металлическими жуками — это только несколько плодов их союза.

КРИСТИАН ДИОР

I

fashion

Кутюрье, повлиявший на всю мировую моду, родился ровно на десять лет позже своего не менее значимого коллеги, Кристобаля Баленсиаги. Он появился на свет 21 января 1905 года во французском городе Гранвиль.

Отец Диора был успешным фабрикантом — имел предприятия, производившие минеральные  удобрения, хозяйственное мыло, сульфаты, предназначенные для сельского хозяйства. Его фабрика под брендом Dior находилась недалеко от города, что было причиной постоянных зловонных выхлопных газов, значительно ухудшающих экологию и отношения жителей города к семейству Диор. С детства Кристиан ненавидел все, что связано с производством, и ни за что не хотел продолжать дело отца. Но вместе с тем мальчик был невероятно привязан к матери, страстно любившей цветы. Он рос в доме, где круглый год цвели сады. Отвращение к дыму и запахам отцовской фабрики, любовь к аромату роз и лилий матери воплотились в парфюмерной компании, которую Кристиан Диор основал в 1942 году, за пять лет до открытия модного Дома.

Его семья была истинно буржуазной, далекой от аристократической роскоши и фантазийного разнообразия. Выдержанность стиля, аккуратность и не нарочитое богатство Диор пронесет через всю жизнь и оставит в ДНК своего Дома. Он никогда не изменит костюму своего отца — темный костюм-двойка или тройка, светлая идеально-отутюженная сорочка и тонкий галстук. В таком виде модельер напоминал скорее коммерсанта, юриста или экономиста, но не того, кем он являлся на самом деле.

Когда Диору было всего девять лет, началась Первая Мировая война. Она внесла изменения в привычный образ француженок — дамы пересели на общественный транспорт и начали работать на производствах. В то время платья стали короче, а юбки — значительно шире. Его мать, элегантная и скромная женщина, носила приталенно-расклешенный силуэт платья в черных, коричневых и серых оттенках — цвета, в которых будет полностью выполнена первая коллекция Кристиана. Этот образ из детства — худощавая после недоедания во время войны женщина, затянутая корсетом в платье с расширяющейся юбкой с кринолином — станет прообразом нашумевшего и изменившего моду 50-х New Look, появившийся на дебютном показе Диора в 1947 году.

Признанный революционер моды произвел фурор на парижских подиумах. Невероятные платья, на которые порой уходило до 135 метром шелково шифона, вызывали восхищение и зависть. Однако кутюрье был лишь реставратором того высокого стиля женщин, за которыми он наблюдал в детстве. Кристиан Диор выразил в творчестве память о маме, которую любил, как никакую другую женщину в жизни.

photo credit: internet

© GREY CHIC MAGAZINE