Irina Danilina

  ОЛЬГА КИСЛЯКОВА

Ирина Данилина — первая русская модель, которая не побоялась уехать в Америку во время бурного распада СССР в 90-х. Жизнь на Манхэттене, учеба в профессиональной школе моделей, слава и новая история молодой красивой девушки в Нью-Йорке. 

Несмотря на ошеломляющий успех в Америке, Ирина вернулась домой в Москву, где основала собственный бизнес и построила успешную карьеру, не связанную с модельным прошлым. Ирина Данилина открыла для себя культуру правильного сна, которая связана с заботой и философией любви к себе. Редакция журнала рада рассказать о жизненном пути и ценностях Ирины.

Личный архив: Школа моделей, фотограф Влад Локтев

О. К.: Ирина, ваша профессиональная карьера началась с fashion-индустрии и работы моделью за границей. Расскажите, каково это — заключить контракт и работать на другом континенте в разгар глобальных изменений в стране?

И.: Довольно легко. Во-первых, я была слишком молода, чтобы думать о том, что происходит в нашей стране. Во-вторых, в этом весь мой характер: я легко решаюсь на перемены, потому что никогда не зацикливаюсь на том, что происходит вокруг. Важно то, что внутри — мой стержень и внутренний мир.

Эта особенность характера всегда очень сильно влияла на мою жизнь. Я долго искала свой дом, объездила полмира в поисках «того самого» места, пока не поняла — дом там, где я. И совершенно неважно, что в действительности меня окружает.

 

О. К.: В те годы профессия манекенщицы была не самым однозначным выбором, да и гонорары были не слишком высокие. Почему вы решили окунуться в fashion-индустрию? Как отреагировали родные и близкие на ваш выбор?

И.: Отличный вопрос. В середине 80-х манекенщица, да еще и работавшая за границей, фактически приравнивалась к эскорт-девице. Помножьте это на особенности моей семьи — родители члены партии и в целом довольно консервативные люди — и поймете, какой была реакция. Конечно, мне запретили даже думать об этом — еще бы, секретарь местной организации комсомола, примерная дочь и вдруг станет манекенщицей. Какой позор!

 

Поэтому после школы я поступила в «приличный» Плехановский университет и одновременно в МИД на курсы секретарей. Но хватило меня ненадолго — скоро, с легкой руки родной тети, которая очень меня поддерживала, бросила институт и пошла на подиум. Тетя убедила родителей, что девушки легкого поведения могут встречаться даже в самых серьезных профессиях, а у их Ирины есть голова на плечах.

О. К.: Вы прилетели в Нью-Йорк по рабочей визе, чтобы учиться в школе моделей. Расскажите, по каким параметрам шел отбор? Как относились за границей к русским девушкам и было ли тяжело находиться в чужой неизвестной стране?

И.: В Нью-Йорк попала случайно. Тогда можно было участвовать в показах иностранных компаний — это такая «халтура», за которую можно было получить неплохие по тем временам деньги. 

 

Но чтобы участвовать в показе, надо было пройти проверку службы безопасности. А каждая проверка могла длиться год. Со мной так и получилось: я прошла собеседование и подала документы на участие. Началась проверка — и, пока она шла, я успела выйти замуж и родить первую дочь Василису. Когда ей исполнился месяц, меня, наконец, вызвали — приехала компания Dupont и нужно было участвовать в показе купальников.

 

Я приехала на показ, посмотрела на девчонок в красивых купальниках и поняла: на подиум не выйду. Просто не готова, ведь прошел всего месяц после рождения ребенка. Сижу в Центре Международной торговли, рассматриваю манекенщиц. И тут ко мне подходит иностранец, знакомится, начинает спрашивать: «Девушка, не хотите поехать в Америку работать?»

 

Я спокойно относилась к таким предложениям — тех, кто работает на подиуме, регулярно зовут сниматься в кино или работать натурщицами. Но в этот раз все получилось иначе. Еду домой и вижу газету с астрологическим прогнозом. А там — прямо про меня. «Не отказывайтесь от предложения работать за границей — это ваш шанс». Смотрю и не верю своим глазам. Приехала домой, перезвонила агенту и стала собираться.

 

Все произошло очень быстро — с момента знакомства с нашим скаутом до приезда в Нью-Йорк прошло всего шесть месяцев. Но и в США я прожила недолго. Хотя в то время каждый месяц был за год, так много узнала за короткое время, которое находилась в Америке.

 

Все развивалось очень быстро: через шесть месяцев после моего приезда журнал LIFE начал готовить большой материал обо мне. Успели даже отснять фото на обложку — я стою, завернутая в два флага, советский и американский. Подписала контракт, готовилась работать… Но… жизнь внесла свои коррективы. Я очень скучала по дочери, переживала разлуку с ней. И понимая, что работа заставит меня остаться в чужой стране надолго, отпросилась в Москву повидать дочь Василису и… больше не вернулась.

Личный архив: Школа моделей, фотограф Влад Локтев

О. К.: Ирина, в каких модных шоу в Нью-Йорке вы участвовали? С кем из известных фотографов вам удалось поработать? 

И.: У меня много фантастических воспоминаний, но, пожалуй, самое яркое — встреча с легендарным Олегом Кассини, личным дизайнером Жаклин Кеннеди. Огромное впечатление оставила Вивьен Вествуд, но это случилось уже значительно позже.

О. К.: Как долго вы прожили в другой стране и хотели ли вернуться обратно домой? 

И.: Поработать в Америке мне так и не пришлось. Хотя меня очень тщательно готовили к работе — нужно было заявить о себе, ворваться в мир моды и разрушить стереотипы о том, что советские люди — дикие медведи из леса. Ведь в те годы на Западе нас считали именно такими…

О. К.: Помните период модельной истории, когда вы достигли апогея популярности? Было ли ощущение, что вы попали в мир, о котором мечтали, либо все оказалось не так, как представлялось до переезда?

И.: Наверное, ярче всего я ощутила это по возвращении в Москву. Съемки, приглашения на банкеты, рой поклонников с подарками. В какой-то момент я даже почувствовала, что такое звездная болезнь…

 

Даже находясь в США, работая с Кассини и давая интервью LIFE, я все равно не понимала, какой счастливый билет вытащила. Казалось, что это все так, несерьезно. Зато приехав в Москву, поняла, что значил этот билет. Я стала настоящей звездой.

Личный архив: Школа моделей, фотограф Влад Локтев

О. К.: Ирина, по мнению Harper's Bazaar, в 2003 году вы вошли в десятку самых стильных девушек Москвы. Какое ощущение вы испытали? Это было очередное признание глянца или нечто большее? 

И.: Когда я вернулась из Нью-Йорка, то сразу же получила предложение поехать на конкурс Мисс Мира. Потом вошла в первые пять моделей Red Stars. Чуть позже Bazaar назвал меня музой Игоря Чапурина… На фоне этого новости о включении меня в рейтинг самых стильных девушек Москвы уже казались довольно обыденными. Да мне и не нужны были журнальные конкурсы для того, чтобы подтвердить свой статус.

О. К.: В какой момент вы решили, что нужны перемены в жизни и карьеру модели пора оставить?

И.: Знаете, это своего рода проклятие людей, достигших успеха. Когда ты находишься на определенной высоте и понимаешь, что все, дальше уже некуда расти.

 

Продолжение читайте в печатном номере GREY CHIC Magazine №1.

I

© GREY CHIC MAGAZINE