Интервью с Татьяной Парфеновой

  ОЛЬГА МАЛИНОВСКАЯ

ОЛЬГА КИСЛЯКОВА

Модный Дом Татьяны Парфеновой уже более 30 лет занимает почетное место в истории российской моды. Пространство ателье на Невском проспекте, 51 манит витринами с воздушными платьями и палантинами, расшитыми цветами, причудливыми животными, планетами и звездами. Кажется, что за стеклом окон модного Дома живет целая Вселенная. И это действительно так. Когда ты заходишь внутрь, пространство будто меняется и ты погружаешься в особенный мир — мир творчества и жизни Татьяны Парфеновой.

ABOUT

ТАТЬЯНА ПАРФЕНОВА

I

персоналии

Photo: Alena Plaks

О. М.: Татьяна Валентиновна, в каком возрасте вы написали первую картину и сшили первое платье? Можно сказать, что профессия выбрала вас или все же вы выбрали профессию?

Т.: Не помню, когда я написала первую картину. Думаю, в раннем детстве. На самом деле, я всегда рисовала. Для меня это форма жизни. Платья я не шила, но был период в возрасте восьми лет, когда я любила заворачивать маленькую куклу в куски ткани. Шить же я начала в школе на уроках труда. 

 

В профессию я попала совершенно случайно. В возрасте 30 лет решила устроиться на работу. Тогда я была замужем за состоятельным человеком и не преследовала цели зарабатывать деньги. Просто мне было немного тоскливо, и я решила пойти на работу оформителем. В сети ателье, куда я обратилась, не хватало художников-консультантов, и мне предложили рисовать одежду. У нас получилась удачная коллекция.Так я попала в Дом мод в перспективную группу. 

О. К.: Татьяна, вы основали модный Дом в 1995 году во время глобальных перемен и экономического кризиса. Выпустили первую коллекцию «Сафрон» с платьями «Квадраты», состоящими из 74 элементов. Как отреагировала женская публика на новое веяние в моде после крашеного денима, мини-юбок и цветных лосин?

Т.: На улице Марата часто выстраивались длинные очереди в иностранные магазины с одеждой, где продавали какую-то синтетику. Русскую моду тогда не ценили. В советское время ее репутация значительно пошатнулась. Называться своим именем и иметь компанию в тот период было сложно. Но всегда существовали коллеги, единомышленники и те, кто хотел, чтобы русская мода развивалась. Поэтому вещи российского производства, качество и стиль говорили сами за себя. 

 

Огромное количество иностранцев, приезжавших в страну, в частности в наш туристический город, не обходили стороной модный Дом на Невском проспекте и активно раскупали наши вещи. Платье из коллекции «Сафрон» приобрел Русский музей. Коллекция была показана в Вильнюсе и получила Гран-при «Золотая пуговица». Это послужило для нас хорошим пиаром. Я всегда относилась к моде как к искусству и не выпускала прет-а-порте в большом количестве. Поэтому я не заметила каких-то особых сложностей со стороны женской публики.

 Photo: личный архив Модного Дома Татьяны Парфеновой

 

В работе ничего нельзя прекратить. Можно какой-то этап вынести на показ и потом продолжать дальше. 

 

О. К.: На какую аудиторию вы ориентировались? Опишите портрет клиентки вашего модного Дома.

Т.: В начале пути я только осваивала профессию дизайнера. Все шло последовательно и спокойно. Честно, я даже не сформулировала для себя, кто мой клиент, ведь среди них было много модных девушек. Все разного возраста и телосложения. В компании, где работают хорошие конструкторы и профессионалы, размер фигуры и возраст особого значения не имеют. 

О. М.: Расскажите, как модный Дом Tatyana Parfionova обрел постоянную локацию на Невском проспекте?

Т.: Это интересная история. Передо мной стояла задача отыскать в центре города на Невском проспекте помещение. Не скажу точно когда, но это было до 1995 года. Во дворах Невского проспекта я нашла небольшое пространство и сделала там мастерскую по соседству с мужским ателье. Постепенно я подружилась с основателями/учредителями, и через какое-то время они продали мне свои акции. С некоторыми  сотрудниками ателье я проработала очень много лет. В прошлом году от тяжелой болезни ушел из жизни главный конструктор — Николай Иванович Антонов, который трудился в этих стенах еще с тех времен. Всей командой до сих пор с теплом вспоминаем о нем.

 

Конечно, многие хотели знать, откуда у меня появилось такое замечательное помещение. Была целая эпопея со слухами о том, что локацию мне предоставил Анатолий Собчак. На самом деле я овладела этим местом еще до того, как он стал мэром города. Вы знаете, когда в жизни все закономерно, то и складывается все легко.

Photo: Эдуард Григорян

О. М.: Перфекционизм и креативность — слова, которые вы не любите, но, как творец, стремитесь к идеальному результату. Можете ли Вы остановиться, если понимаете, что результат «достаточно хорош», хоть и не доведен до совершенства? 

Т.: Я не люблю эти слова только потому, что они часто употребляются. Сейчас все креативные и все создатели. Остановиться в буквальном смысле невозможно. Существует срок, до которого нужно выполнить определенные задачи, но это не значит, что все завершилось. Это непрерывный процесс и всевозможные разработки. В работе ничего нельзя прекратить. Можно какой-то этап вынести на показ и потом продолжать дальше. 

О. К.: Вы работаете в индустрии больше 25 лет и на собственном опыте ощутили цикличность моды. Большинство дизайнеров ориентируются на трендбуки, которые задают темп в моде. В итоге на подиуме прослеживается много схожих параллелей. Как поступаете вы — двигаетесь в своем направлении или что-то заимствуете из общих тенденций?

Т.: Когда дизайнер пользуется трендбуками, он себя слегка ограничивает. Безусловно, это его право быть не самостоятельным. Когда долго работаешь, то тенденции сами по себе ощущаются. Скорее, ты их опережаешь, чем следуешь.

Photo: Tanya Ananeva

О. М.: Вы всегда хотели быть ни на кого непохожей в творчестве. Как вы относитесь к тому, что ваши вещи открыто копируют или «вдохновляются» ими?

Т.: Пусть. Если им так удобно и они вдохновляются моими работами. Как говорила Габриель Шанель: «Если вас копируют — это хорошо».

О. М.: Перефразируя ваши слова — «Из деталей состоит целое. Каждый человек состоит из огромного количества клеток. В каждой клетке живет свой персонаж, вместе они собираются в единое многообразие». В чем ДНК этого многообразия и модного Дома Tatyana Parfionova?

Т.: У нас очень большая история. Много произошло за все эти годы. Непохожесть коллекций, разные темы, немного театрализованные представления. Думаю, самостоятельность — основная черта бренда. Никто никогда не знает, что будет в коллекции в следующий раз. За полгода я уже представляю, что все увидят, но иногда в последний момент могу что-то изменить. Последняя коллекция была придумана к сентябрю, а показали мы ее в тот момент, когда суть стала наиболее актуальной. Сам подтекст и музыкальное сопровождение подтолкнули к тому, чтобы показ был проведен  раньше. 

 Photo: личный архив Модного Дома Татьяны Парфеновой

 

Как говорила Габриель Шанель: «Если вас копируют — это хорошо».

 

О. К.: Какие стилизованные приемы, кроме вышивки, вы используете в работе сегодня? 

Т.: Я люблю детали, которые являются украшением платья. Иногда изделия декорируем линиями кроя и выводим швы наружу. Также комбинируем фактуры. Один из вариантов — креповые ткани. С одной стороны они имеют матовую поверхность, с другой — атласную. Таким образом, при крое блестящая сторона выходит как элемент декора и получается еще один стилистический прием.

О. М.: Насколько важна проработка деталей?

Т.: Бесспорно, важна. Качество должно быть во всем: на уровне амбиций компании, в обработке, ровных швах изделий и используемых технологиях. Помимо этого, у дизайнера должны быть свои изобретения. Это очень важный процесс работы всего модного Дома. Каждый отвечает за определенный участок, которые связаны  друг с другом. 

Photo: личный архив Модного Дома Татьяны Парфеновой

О. К.: Татьяна, когда просматриваешь ваши коллекции, создается ощущение, что попадаешь в сказку. Расскажите, с чего начинается работа и сколько времени уходит на подготовку новой коллекции? 

Т.: Все зависит от коллекции. В среднем подготовка занимает от двух недель до месяца. Иногда увеличивается до четырех месяцев, если ведутся параллельные работы. Между коллекциями возникают и другие обязанности. Если есть возможность, мы их отодвигаем и занимаемся только одной коллекцией. Кроме того, все зависит от сложности шитья, затрат по времени и  количества моделей. Коллекция может включать 10 единиц или одну тему, высказанную в очень похожих образах, а может насчитывать до 60 выходов. 

О. М.: Сколько времени у вас ушло на подготовку последней коллекции?

Т.: Мы начали подготовку прошлым летом, чтобы показать коллекцию в конце сентября 2022 года. По определенным обстоятельствам мы сдвинули сроки. Если суммировать, то в целом ушло полтора месяца работы. В коллекции было 44 выхода, из которых я оставила 38. Иногда приходится убирать то, что не получает должного развития. 

Photo: Alena Plaks

О. М.: Какая судьба у вещей после подиума? 

Т.: Они почти все продаются. Некоторые идут в дальнейшее производство. Например, блузки с вышивкой из последней коллекции «Сказка» мы изготавливаем в разных цветах. Сейчас появляются новые вещи на эту тему, но с другими декорациями, чтобы они были не так похожи. Одежда в этой коллекции ближе к кутюр, поэтому хочется показать ее уникальность. 

О. К.: Вещи, которые вы выпускаете, относятся больше к высокой моде или прет-а-порте?

Т.: По-разному. Вещи от-кутюр создаем только по запросу клиентов модного Дома. Линию прет-а-порте мы не выпускаем серийно, поэтому производим не более десяти повторов.

Продолжение интервью читайте в печатном номере GREY CHIC Magazine №2

I

© GREY CHIC MAGAZINE