Вышитые сады Татьяны Парфеновой

ОЛЬГА МАЛИНОВСКАЯ

ОЛЬГА КИСЛЯКОВА

Волшебные вышивки украшают вещи модного Дома Татьяны Парфеновой. Красочный фазан, полевые цветы, райские птицы, грациозные лебеди и живописные бабочки оживают на платьях и палантинах российского дизайнера. Вышивка является главной отличительной особенностью и ДНК модного Дома. Во время интервью мы задали несколько вопросов Татьяне о создании цветочных орнаментов и ее любимых цветах. 

 

«Цветы имеют божественное начало».

 

Татьяна Парфенова

 

фото из личного архива модного Дома Tatyana Parfionova

О. К.: Вы всегда обращаетесь к природе и ее богатой растительной среде. Цветочные орнаменты стали символом модного Дома. Почему вы выбрали именно цветы, с чем это связано? 

Т.: Цветы имеют божественное начало. Самое прекрасное, что есть на земле. Так получилось, что теперь вышитые цветы, как сегодня говорят, — ДНК модного Дома. Я нисколько не возражаю и с этим полностью согласна. 

 О. К.: Каждая вещь с уникальной декоративной вышивкой напоминает живописные полотна художников. Интересно узнать, как происходит процесс создания флористических узоров? 

Т.: Иногда наступает время, когда нужно пополнить запасы разработанных цветов новыми темами. В этом случае мы используем всевозможные техники: рисуем, обращаемся к старинным вышивкам и заимствуем готовые гербарии. Я очень люблю книгу «Искусство вышивальщика», выпущенную Эрмитажем, под редакцией Татьяны Касауровой. Мы часто задействуем орнаменты из этой книги. Безусловно, мне помогает студенческий опыт. Я училась у чудесного художника Наталии Васильевны Алексеевой. Во время занятий мы подробно рисовали цветы, чем до сих пор я и занимаюсь.

 

Недавно мне рассказали историю кашмирского платка. Вы знаете ее? Давайте я поделюсь с вами. Сначала он пришел к нам из Индии с традиционным орнаментом пейсли. Потом попал в Париж, где его дополнили розами, и уже в таком виде привезли в Павловский Посад. 

фото из личного архива модного Дома Tatyana Parfionova

О. К.: Кто трудится над этими уникальными вышивками?

Т.: У нас, конечно, есть штат вышивальщиков — мужчины и две женщины, программист, ассистент и я. Вот такая большая команда.

О. М.: Вы говорили, что «никакая вышитая роза не сравнится с живой». При этом вы часто используете флоральные вышивки, понимая, что они являются копией живых совершенных в своей гармонии цветов. Является ли история творчества Татьяны Парфеновой поиском виртуозного мастерства того уровня, когда копия цветка станет неотличима от оригинала?

Т.: Такую задачу я совсем не ставлю. Подобную цель задают китайские вышивальщики. В музее шелка в Чэнду представлены невероятно виртуозные вышивки цветов из тончайшего шелка ручной работы. Они практически благоухают на одежде. Я, скорее, беру цветок как символ. В достаточной мере мы стилизуем и упрощаем многие истории, но оставляем суть максимальной узнаваемости цветка. Мне кажется, так правильнее, потому что стремиться достичь того совершенства, которое есть у природы, нецелесообразно.

О. М.: У каждого цветка, который вы используете, есть свое значение и символ?

Т.: Да. У любого цветка есть свое значение. Ландыши — это слезы богоматери. Цветы шиповника — защита между светом и темным царством. Это описано и придумано людьми. Все достаточно абстрактно в этом мире. Есть сезонные, полевые и садовые цветы. Их можно красиво вплетать в букет, но не все могут существовать друг с другом.

фото из личного архива модного Дома Tatyana Parfionova

О. М.: Можно сказать, что на каком-то этапе в жизнь модного Дома приходит свой цветок?

Т.: Да, бывает и так. Пару лет назад я была увлечена красными розами и камелиями. Потом один из сотрудников предложил полевые цветы. Так на изделиях бренда появились лютики, васильки и много других сортов.

О. М.: Есть цветы, которые вам не близки?

Т.: Раньше я не любила гладиолусы. Это было связано с окончанием лета и началом учебного года. Я не любила красные гвоздики, ведь только их продавали на рынке. Я не любила белые лилии из-за яркого запаха и оранжевых тычинок, пачкающих одежду. Я не любила розы из-за колючих шипов. Я не любила собирать букеты полевых цветов — они быстро вяли. За ними нужно было идти с ножницами и брать с собой банку воды. Каждый цветок имел какой-то изъян, но в тот же момент это являлось его прелестью.

О. М.: Какие цветы сейчас самые любимые?

Т.: Сейчас у меня все цветы любимые, нет никаких символов. Люблю прозрачные лепестки мальвы. Люблю, как пахнут цветы черной бузины и райские яблочки. Люблю всю траву и листья. Но все же любовь к цветам и умение восхищаться их изяществом привито с детства, благодаря моему дедушке. Он был настоящим эстетом, ценителем красоты и романтиком! Мы с дедушкой собирали полевые цветы и носили на могилу неизвестного солдата, после чего шли дальше и возлагали их на большое монастырское кладбище. Еще помню, как мы собирали букеты для бабушки, а я придумывала им название. Однажды нам попались в букете листья терновника, и это было так красиво! 

«Цветы — это самое прекрасное, что есть на земле».

фото из личного архива модного Дома Tatyana Parfionova

на вопросы отвечала Татьяна Парфенова

 I

photo credit: фото из личного архива модного Дома Tatyana Parfionova

© GREY CHIC MAGAZINE