Сегодня мы хотим познакомить вас с удивительным проектом “МАРФА”.

“МАРФА - это союз художника и кондитера, где торт становится холстом, на котором оживают живописные картины. Этот уникальный проект живет и развивается в Петербурге,

а его основателем является Настасья Черногривова, она же Марфа, о творческом пути которой мы рады сегодня рассказать.

 

Когда я впервые увидела торты от “МАРФЫ” - не поверила своим глазам.

Я долго листала аккаунт @marfa_torts в Instagram и рассматривала каждую работу.

Сложно осознать, что торт может стать самым настоящим холстом для рисования.

Каждая работа “МАРФЫ” уникальна и вызывает восхищение.

 

Настасья, честно признаюсь, что до определенного времени я была уверена, что кондитерская “МАРФА” носит имя создателя. Почему Вы решили назвать кондитерскую старинным русским именем? Мне кажется, или данное имя отражает Вашу сибирскую натуру, имеет предпосылку к корням?

А почему я должна называть проект в свою честь? Это нарциссизм какой-то (улыбается). Да и проект “Настя” вряд ли бы пользовался успехом (смеётся). Сначала название было другое, английское - неудобное и плохо запоминающееся, потом я провела ребрендинг. Имя Марфа отражает характер проекта, да. Марфа добрая, но своенравная, смелая, самобытная. В последствии имя Марфа стало моим рабочим псевдонимом, уже несколько лет меня называют именно так, а Настя - я только дома.

Расскажите, пожалуйста, о том, как родился союз художника и кондитера, как Вы к этому пришли?

Сейчас это уже не союз, а целая команда. Нас четверо: я, художник Таня, шеф-кондитер Валерия и помощник шеф-кондитера Елена. А началось все с того, что я устала от работы в ресторане и предложила другу кондитеру пару месяцев попечь торты дома, пока я буду искать “нормальную работу”. Он пёк, я декорировала - сначала цветами-ягодами, которые у бабушек на входе в метро покупала, потом живописью. С тех пор прошло пять лет, и “нормальную работу” я так и не нашла (смеётся).

Настасья со своей командой:

с художницей Татьяной (справа)

и шеф-кондитером Валерией (слева)

На сколько я знаю, Ваше профильное образование далеко от кондитерского дела. Проходили ли Вы какие-либо курсы или обучение в начале своего пути художника-кондитера?

Я училась на дизайнера, и больше всего из всех предметов любила живопись. Потом я училась на управленца персоналом. Сейчас я руководитель проекта и старший художник - разве можно сказать, что я работаю не по профилю? (улыбается)

Начинками для тортов занимается шеф-кондитер, у нас в команде у каждого своя зона ответственности и профессиональных компетенций.

В одном из интервью было сказано, что у в Вашей жизни был период, когда Вы поймали себя на мысли, что, исполняя пожелания клиента в росписи, противоречите себе, делаете то, что Вам неприятно. За какой заказ Вы сейчас не стали бы браться? 

Это интересный вопрос, и вот почему: то, что мне всегда неприятно было рисовать с эстетической точки зрения, сейчас мы иногда делаем, чтобы проверить свои технические способности. Например, я всегда отказывались от портретов живых людей на тортах, а недавно мы сделали два - и получилось супер стильно и откровенно круто. Надписи на тортах мы тоже не очень любим, но делаем, если сильно просят, и с каждым разом они получаются всё лучше и лучше, а шрифты ведь - дело непростое. Так что мы прокачиваемся за счет этих заказов,  растем и разививаемся.

Но отказать клиенту я все же могу, если сразу понимаю, что желаемое “не ляжет” на торт, при этом я всегда адекватно  объясняю это заказчику, и мы вместе думаем над другим вариантами.

Настасья, что Вы транслируете в мир Вашими работами. Есть ли миссия у Вашего творчества?

За 5 лет миссия менялась несколько раз. Главное - наши торты не просто к чаю, а во главу стола. Они  передают некое послание от заказчика к адресату, и это удивительный процесс. Заказчик придумывает роспись, закладывает идею (или мы делаем это вместе), после чего наша команда воплощает задумку на торте с помощью живописи, добавляя эмоцию. В итоге нашей совместной работы адресат получает сюрприз, от которого испытывает чувство восторга и ощущает заботу, потому что роспись сама говорит ему о пожеланиях, заложенных в торт - тут даже записка не нужна. Сюжет и цветовая гамма дают понять, что этот торт создан специально для него, персонально, и это очень ценно. Ну а если роспись не понравится (ну вдруг), то хоть поест вкусно!

Из всего множества тортов, сделанных в Вашей мастерской, какой заказ стал самым любимым? 

Ох, много их, они меняются по настроению (улыбается). Я люблю и темные торты в стиле фламандской живописи, и белое на белом, и сочные арбузы, и мотивы полевых трав. Однако нашей визитной карточкой на протяжении 5 лет остается торт с красными маками, которые я писала по воспоминаниям из детства.

Настасья, где Вам получается черпать вдохновение для создания своих уникальных произведений? Как Вы восстанавливаете свои силы и внутреннюю энергию?

Сейчас росписью занимается по большей части Таня, она работает со мной почти два года и переехала в Петербург из Ярославля специально для этого. Одни торты мы придумываем вместе, другие - Таня сама, третьи - уже продумали до мельчайших деталей сами заказчики. Мы обе вдохновляемся природой, мы ведь творческие люди. Я люблю запах осени, распускающиеся весной яблони, грозу, люблю свое жилище на воде - оно дает мне чувство покоя.

Расскажите немного о своих мастер-классах. Для кого они созданы -  для профессиональных кондитеров, для начинающих или просто любителей побаловать семью десертом? Какими знаниями делитесь с учениками? 

Я не учу кондитерскому делу, я учу росписи. Это включает в себя не только технические аспекты, но и философию, и психологию - без них тут никуда. Ко мне приезжают люди очень разных профессий, которые зачастую вообще не связаны с тортами. Они едут заняться творчеством/побыть пару дней с собой/заглянуть в параллельный с их жизнью мир/отдохнуть от детей/попробовать себя в новом амплуа/отключить голову/пообщаться/помолчать/повысить уровень мастерства. У каждого свой запрос. Я перестала удивляться, когда в моей студии за краски берутся проектировщики вертолетных площадок, продавцы колбасы и сыра, юристы, экономисты, бухгалтера, психологи и прочие, прочие, прочие..

Настасья, последние два месяца для многих проектов стали достаточно непростыми. Как “МАРФА” переживает период пандемии? 

МАРФА чувствует себя хорошо. Мы уходили на карантин на 2,5 недели, потом вышли на день ради маленького свадебного торта для двоих, и нас засыпали заказами. Оказалось, что во время карантина люди хотят просто радовать себя без повода и делать приятно другим. Это раньше годами все ждали повода, чтоб заказать у Марфы большой красивый торт, а сейчас - заказывают маленький для "себя любимой" и своей семьи. И это очень классно!

В одном из интервью было сказано, что Вы злитесь, когда Марфу называют бизнесом. Если не бизнес, тогда чем является “МАРФА”?

Я не злюсь, когда МАРФУ называют бизнесом, я смеюсь в эти моменты! Я вообще редко злюсь и много смеюсь! МАРФА - это лайфстайл проект. Он отражает темп моей жизни, приоритеты, моё мировоззрение. Я не писала бизнес-план ни разу в жизни, я не пишу супер цели и шаги к захвату мира. Мы с командой занимаемся любимым делом так, как нам этого хочется и сколько нам хочется. Какой же это бизнес? (улыбается) 

Настасья, однажды Вами было сказано, что в ближайших планах стоит закончить фильм о “МАРФЕ”. Что это будет за фильм, о чем он и для кого?

Для меня самой, в первую очередь. О моей философии своего дела, как раз о том, зачем это всё и для кого. Он снимался 1,5 года назад, осенью. Нам оставалась последняя часть, но я не была внутренне к ней готова, а сейчас уже всё изменилось. Да и оператор вырос профессионально, заново будем снимать, говорит. (улыбается)

Также Вы говорили, что думаете о том, чтобы открыть мастерскую в Москве. Сделали ли Вы уже шаги навстречу этой идеи?

Это неверная информация. У меня была команда в Москве года 4-4,5 назад, мне не понравилось работать на 2 города. Я не хочу ежедневно стрессовать, я хочу получать удовольствие от своего дела. А это противоречащие друг другу вещи. Я не бульдозер, я тонко чувствующая женщина, мне вот эти “быстрее, выше, сильнее”, уже не нужны.
Я утомилась от гонки, так и жизнь упустить можно.

Я видела публикации, где частично виден Ваш дом, как мне показалось - это дом-корабль. Расскажите о месте, где Вы живете?

Да, я живу в яхт-клубе, на дебаркадере (в доме на воде), и для меня сейчас - это лучшее место для жизни, которое только можно придумать. Рассветы, закаты, чайки, утки, чистый морской воздух, легкое покачивание на волнах. Не будет преувеличением, если я скажу, что из окна нашего дома лучший вид в Петербурге - это просто фантастика! Сейчас так, но я не удивлюсь, если потом будет шалаш в лесу. (Улыбается)

Настасья, несколько недель назад у Вас состоялась свадьба, с чем вся наша команда Вас искренне поздравляет! Расскажите о своих эмоциях? Каково это выходить замуж в период эпидемии?

Благодарю! Любовь - это несмотря ни на что. Какая разница, что происходит в мире, если двое людей хотят объединиться в семью? Пандемия - лишь очередная проверка. У свадьбы много функций помимо эстетической, которой сейчас уделяется, почему-то, всё внимание. Конечно, обстановка в мире скорректировала наши планы - мы должны были лететь с друзьями и семьями в другую страну на трехдневное масштабное застолье, а в итоге праздновали небольшой компанией друзей в городе на Неве. В ЗАГС звонили в звонок, кольцами обменивались под парусами, танцы танцевали в лучах заката в доме на воде. С организацией свадьбы нам помогали друзья - всё своими силами, как в советское время! Романтика, в общем! Классно получилось.

Если бы у Вас была возможность сделать одно доброе дело. Что бы Вы сделали?

Отправила маму на випассану.

  Листать галерею

На вопросы отвечала Настасья Черногривова

Инстаграм: https://www.instagram.com/marfa_torts

 15 июня 2020

© GREY CHIC MAGAZINE