Русский след в моде: российская аристократия на подиумах Парижа

 ЮЛИЯ ИШИМОВА

Французская мода по праву считается одной из ведущих в мировой индустрии. А ее история наполнена именами гениев, чьи творения поражают изысканностью и новизной, оставаясь бессменным источником вдохновения для современных дизайнеров. Однако блистательный haute couture XX века создавался не без участия русских женщин. 

Революция 1917 года внесла коррективы в жизнь российской аристократии, вынужденной бежать от озлобленной на высший свет большевистской власти. Город на Сене стал домом для многих благородных семей, эмигрировавших из уничтоженной Российской Империи. Лишенные титулов и большей части своего состояния, девушки и женщины должны были зарабатывать себе на жизнь. Но высокомерный Париж не был к ним благосклонен, и не везде русских охотно брали на работу. Тогда сыграла сила русского характера и неповторимый образ русской женщины. Бывшие аристократки моментально привлекли к себе внимание. Врожденная элегантность и стать, внутреннее достоинство и совершенно ни на что не похожие черты лица очаровали весь парижский свет. Именно эта утонченность и некоторая экзотичность была наиболее востребована на подиумах Парижа. Хотя профессия манекенщицы не казалась эмигранткам с благородным происхождением достойным занятием, это не помешало им захватить французскую моду и сердца парижан. 

Редакция GREY CHIC Magazine расскажет о россиянках, влюбивших в себя Париж и оставивших вечный русский след в моде. Этот материал начинает серию «Русский след в моде», в котором мы будем делиться с вами историями о влиянии нашей страны на мировую модную индустрию. 

ВАРВАРА РАППОНЕТ

 I

Варвара Борисовна родилась 10 июля 1911 года в Киеве в довольно обеспеченной семье полковника инженерных войск. Как только начались революционные волнения, Варя с родителями покинули Россию и поселились в Феодосии, а позже, в 1920 году, через Турцию отправились в Югославию.

Мать Варвары сумела унести на себе только шубу, бриллиантовое кольцо и икону. Остальное пришлось оставить в Киеве, как казалось, до лучших времен, которые для семьи Раппонет так и не наступили в России — они больше никогда не возвращались домой, а все имущество забрали большевики.

В 1933 году Раппонет переезжает в Париж. Статную блондинку с узкой талией тут же приглашают в модный Дом Balenciaga по одобрению самого Кристобаля. Там неблагозвучное «Варвара» меняют на европейское «Барбара». 

Во время фашистской оккупации манекенщица попадает в модный Дом Schiaparelli и становится его лицом. Именно под руководством Эльзы Скиапарелли Варвара поистине заблистала и впоследствии получила псевдоним Барбара Скиап. Позже она сотрудничала с Lanvin, Maggy Rouff и многими другими брендами высокой моды. Во время венчания актрисы Грейс Келли и князя Монако Ренье III россиянке выпала честь выступить в роли посла и вручить подарки от Lanvin княгине. 

Мэри Эристова

I

Мери Шервашидзе, одна из трех дочерей грузинского князя Прокофия Шервашидзе, появилась на свет 17 октября 1895 года. В совсем раннем возрасте Мэри с семьей оставили родной Батуми и переехали в Санкт-Петербург, где ее отец занял должность депутата Госдумы. Девушка с юных лет выделялась среди прочих представителей высшего света своей исполненной достоинства осанкой, аристократическими чертами лица и умением держать себя на публике. Благодаря безупречным манерам и достойному происхождению Мэри привлекли ко двору — она стала фрейлиной Александры Федоровны. А за ее стать и уникальную восточную внешность ей нередко прощали дерзость и непокорный дух. Так, ходили слухи, что Мэри опоздала на панихиду и осмелилась войти в зал после того, как туда прибыл император Николай II. Однако заметивший грубое нарушение этикета император произнес лишь: «Грешно быть такой красивой, княжна». 

Свою фамилию, под которой Мэри стала известна всему Парижу, она получила от мужа князя Георгия Николаевича Эристави (Эристова), праправнука грузинского царя Ираклия II. Вместе они возвращаются в Грузию, где состоится церемония бракосочетания. 

В 1921 году супруги эмигрируют в Константинополь, привлекавший в то время огромное количество российских интеллигентов и представителей богемы. Когда финансовое положение Эристовых стало слишком нестабильным в результате праздной и разгульной жизни, они покинули Турцию и отправились в Париж. 

Отсутствие денег и связей вынудили Мэри искать работу. Но удачный случай мгновенно изменил ее жизнь. Встретившийся ей на улице князь Дмитрий Павлович, который был знаком с Мэри еще в России, был близок с Коко Шанель и предложил ей работу манекенщицы в модном Доме, уверив девушку, что ее типаж сведет с ума парижскую публику. Так и произошло. 

Аристократка из уничтоженной Российской Империи своей «породистостью» и строгой восточной внешностью резко отличалась от симпатичных и довольно привычных европейских девушек. Ее гипнотизирующий взгляд, острые черты лица и горделивая походка сделали ее одной из лучших моделей модного Дома Chanel. Говорят, что именно Мэри первой вышла на подиум с классической ниткой жемчуга — легендарным украшением, возвращенным в моду мадам Шанель. 

Мэри обожали и высоко ценили в мире моды. Она была частымгостем на званых вечерах, а фотографы боролись за возможность уловить мгновение ее красоты на своих снимках. Но, несмотря на это, княжна и бывшая фрейлина последней императрицы считала ниже своего достоинства ходить по подиуму и демонстрировать наряды. Ее карьера продлилась недолго, и после ее завершения Эристова старалась не вспоминать об этом периоде жизни.  

ИЯ ГЕ

I

Ия Григорьевна Ге, позже известная всем как леди Абди, родилась в 1903 году (по некоторым данным, в 1897 году) в Славянске. Она росла среди искусства и впитывала его мечтательные образы — родители Ии были актерами, а двоюродный дедушка Николай Ге — известным художником. Кроме того, ее отец был близок с Львом Толстым и Ильей Репиным. Юную Ию отправляют на учебу в Швейцарию, однако вернуться в Петербург ей впоследствии не удастся — Первая мировая война, а затем Октябрьская революция навсегда оставят Ию вдали от дома. 

В Париже по совету знакомого она решила попробовать себя в роли модели, оказавшись на Елисейских полях в модном Доме сестер Калло. Именно там Ге встретила будущего мужа — английского баронета Роберта Абди.   «В один прекрасный день в Callot пришел интересный молодой человек вместе с другими англичанами смотреть коллекцию. Когда он меня увидел, то улыбнулся и спросил, может ли еще раз со мной встретиться. Но в доме Callot было очень строго, ему отказали, сказав, что в их доме с девушками не встречаются. Два дня спустя я обедала с одним русским другом в ресторане. И, как ни странно, напротив за столом сидел сэр Роберт Абди, тот самый англичанин»,  —Ия Ге. К сожалению, брак не был счастливым — сэр Абди больше интересовался антиквариатом и коллекционированием, чем молодой женой, и в конечном счете супруги развелись. Но бывший муж оставил Ии титул и фамилию, которые были известны и уважаемы в парижском обществе. 

Вскоре леди Абди стала блистать на парижских подиумах, ее снимки авторства барона Георгия Гойнинген-Гюне, уроженца Петербурга и одного из важнейших представителей модной фотографии, не раз появлялись на страницах журнала Vogue, она восхищает Париж своими неповторимыми нарядами: красные, голубые, лиловые платья с провокационными декольте, маленькие шляпки без полей, расшитые золотом шали. 

Во время одного из светских приемов Ия познакомилась с Габриэль Шанель. Тогда мать леди Абди владела небольшим Домом Моды, для которого Ия Григорьевна создавала эскизы сумок. Шанель оценила ее работу и предложила сотрудничество. Однако уход Ге был скорым и не слишком приятным. «Когда она (Габриель Шанель – прим. ред.) делала модели, мы вместе их обсуждали: я предлагала свои идеи, а она их принимала или нет. Для ее магазина я делала маленькие вещи – сумки-мешки, которые она скопировала у "Анек". Мне много чего приходилось делать у Шанель, но оставалась я там только год», — рассказывала она впоследствии. 

К моменту расставания с модным Домом Chanel Ия была известна всему Парижу. Она устраивала салоны, где частыми гостями были Жан Кокто, Натали Палей, князь Феликс Юсупов и княгиня Ильинская. 

Во время Второй мировой войны она была вынуждена уехать в Англию из-за обвинений в военном шпионаже в пользу Италии. Затем в попытке избежать судебного разбирательства Ия отправляется в США, и потом — в Мексику. Возможность вернуться в Париж возникла только в 70-е годы. Даже в столь зрелом возрасте Абди продолжает удивлять публику своими выходами. Ия оставалась иконой стиля и предметом восхищения до конца своей жизни в 1992 году. 

НАТАЛИ ПАЛЕЙ

I

Наталья Павловна Палей, младшая дочь Павла Александровича Романова, сына Александра II и брата последнего правящего императора Николая II, родилась 5 декабря 1905 года в Париже, где провела первые годы своей жизни. Революция обернулась трагедией для всей династии Романовых. Ее отец был расстрелян в 1919 году в одну ночь с императорской семьей. Мать вместе с двумя дочерями, Ириной и Натальей, вынужденно эмигрировали в Париж, где первое время выживали благодаря небольшой сумме, оставленной Павлом Александровичем. 

К счастью, в то время французская столица была пристанищем для многих сбежавших из большевистской России. Ольга Валерьяновна, мать Натальи, смогла сблизиться с Ириной и Феликсом Юсуповыми, открывшими модный Дом Irfe. Также она держала связь с детьми мужа от первого брака с греческой принцессой Александрой. Мария организовала в Париже Дом вышивки и работала фотографом для модных изданий, а ее младший брат Дмитрий был близок с Коко Шанель. Но не только полезные родственные связи открыли Наталье дверь в мир моды. 

Совсем юная и влюбленная в haute couture, она быстро завоевала внимание и любовь публики своей утонченностью и грацией. И именно Палей ввела моду на русских в Париже. Она успешно сотрудничала с модными Домами Irfe и Chanel. Хозяйка последнего познакомила ее известным кутюрье Люсьеном Лелонгом, который настолько был поражен величественностью и красотой русской аристократки, что тут же оставил жену и сделал Наталье предложение. Их брак считался неравным — общество не хотело принимать союз «обычного портного» и «настоящей Романовой». Несмотря на неодобрения и слухи, муж обожал жену. Она была его любимой моделью и музой вплоть до их развода в 1937 году. Однако не только муж был в числе ее поклонников. Натали купалась в любви и внимании. Романы с Эрихом Марией Ремарком, Антуаном де Сент-Экзюпери, Жаном Кокто оставили ее след не только в истории моды, но и в мире искусства. Ремарк отразил историю любви между ним и русской эмигранткой в отношениях главных героев романа «Тени в раю».

Палей снималась для лучших фотографов, регулярно появлялась на обложках Vogue, она была вдохновением для модельеров, а парфюмеры мечтали посвятить ей свои ароматы, некоторые из которых существуют до сих пор. 

В 1933 году Натали переезжает в Америку и в 1941 году получает гражданство США. В 30-е она продолжает карьеру модели и начинает заниматься актерской карьерой в Голливуде – Палей появилась в фильмах вместе с Морисом Шевалье, Кэри Грантом и Кэтрин Хепберн.  

 

После смерти ее последнего мужа, театрального продюсера и режиссера Джона Чепмена Уилсона, в 1961 году Натали Палей  впадает в тяжелую депрессию — она не отвечает на звонки и письма, живет в одиночестве за закрытыми дверями в нью-йоркской квартире. Именно там, в 1981 году в возрасте 76 лет Натали, выпив смертельную дозу снотворного, уходит из жизни, не справившись с мыслью о вечной беспомощности и неподвижности вследствие перелома шейки бедра.

Натали Палей, сохранившая достоинство и аристократизм до последних дней, прожила удивительную жизнь, не лишенную трагедий, но озаренную блеском Парижа и Нью-Йорка, счастьем любви и обожания. 

photo credit: internet

© GREY CHIC MAGAZINE